Gin no Hana aka Arisu-saan
Местная Сильмариэнь
Глава 7.
Ичиго открыл глаза, оттого, что нечто на его лицо падало что-то мокрое и горячее. Парень инстинктивно провел ладонью по лицу, надеясь вытереть влагу, однако стоило ему это сделать, как поток воды усилился и начал сопровождаться странными звуками, похожими на чей-то плач. Судя по характеру звуков, плач был детский или женский. Рукия? А ей-то чего устраивать дождь над телом временном шинигами? Может, из-за того, что она назвала имя обидчика? Вряд ли, она не такая. Тогда, может, Иноуэ увидела их спящих вместе и решила устроить ему душ, а затем гордо уйти? Возможно. Куросаки вздохнул и попытался покрепче обнять любимую девушку, но его рука сжимала пустоту. Какого... куда она делась?
- Рукия! – крикнул Ичиго, вскакивая и ударяясь лбом о чью-то голову. Рукия? – Мелкая, почему ты уползла от меня? Давай обратно! – воскликнул Куросаки, пытаясь обнять краснеющую Орихиме, но вовремя заметил, что фигура эта подозрительно полная, формы покруглее будут, как у Иноуэ. Парень вовремя убрал руку. – Иноуэ? А что ты тут делаешь? А куда отлучилась Рукия? – вопросы сыпались градом, вводя в тупик девушку. Как на это реагировать, Хига не говорил, значит, придется импровизировать.
Орихиме глубоко вдохнула и, с трудом сдерживая очередную порцию слез, выдала:
- Куросаки-кун, она ушла.
Ичиго сжал кулаки так сильно, что подушечки пальцев побелели. В его глазах читалась смесь острой боли, невыразимого отчаяния и разбитых надежд. Он не плакал, войну не подобает лить слезы, словно он глупая девчонка. Нужно действовать.
Куросаки достал удостоверение временного шинигами и со всей силы ударил им себя по груди. Ничего не произошло. Удивленный парень посмотрел на подарок капитана, затем ударил себя по лбу. Опять ничего не произошло. Сломалось, что ли? Нет, не может быть. Дело в другом. Ладно, а материализовать меч? Ичиго честно попытался призвать Зангетсу, но вновь все кончилось провалом. Словно кто-то блокирует его способности шинигами. Может, особенности местности? Вполне возможно.
Орихиме напугано смотрела на предмет своих самых теплых чувств и ничего не понимала. По идее Куросаки должен был сейчас уделять все внимание ей, однако это рыжее недоразумение думало о том, что случилось с миниатюрной шинигами.
- Куросаки-кун, - прошептала Иноуэ, которая все еще надеялась на что-то. – Она ушла. Она сама мне сказала, что любит Хигу-куна.
- Не верю!!! – орал парень. – Я знаю, что это ложь!
- Куросаки-кун! – плакала девушка. – Ты сломаешь ей жизнь, пойми это! – Иноуэ перешла на крик. – Хига-кун сказал… ой.
Ичиго, собравшийся идти, резко обернулся.
- Стоп. Когда ты поговорила с Хигой? – настороженно поинтересовался юноша.
Орихиме поняла, что сказала лишнего и мигом стушевалась. Временный шинигами угрожающе нависал над девушкой, словно Дамоклов меч.
- Куросаки-кун! – всхлипывала она. – Куросаки-кун…
- Иноуэ, - прорычал временный шинигами. – Выкладывай, что произошло, пока мы спали.
Девушка опустила голову, ничего говорить не хотелось, однако она понимала, что если не скажет сама, то в таком состоянии временный шинигами выбьет из нее правду.
- Хига-кун забрал ее, - прошептала она. – Я думала, они… Вы с Кучики-сан тогда спали! – Орихиме вновь перешла на крик. Странно, что Абарай до сих пор не проснулся.
- Куда он пошел? Направление покажи! – кричал и Ичиго, нервы которого были на пределе. Иноуэ оказала не совсем определенное направление, однако парню этого оказалось достаточно. Бросив что-то невразумительное на прощание, он бросился спасать ту, которую однажды уже чуть не потерял. Не потеряет и сейчас.

Тупая боль пронзила виски и затылок Рукии, стоило ей только открыть глаза. Девушка начала массировать виски руками, пытаясь осознать, что происходит. Значит, сначала была тупая попойка, а потом… она сказала Ичиго, кто тогда ночью ее обижал. А потом… потом ничего. Если она уснула рядом с Куросаки, значит, рядом должен оказаться именно он. Кучики открыла глаза и тихо произнесла его имя. Сильные руки прижали ее к себе, а нежные губы коснулись макушки. Так делал Ичиго, но что-то не так. Слишком грубо ее держали, слишком холодны были объятья. А затем сверху раздался тихий ехидный голос:
- Прости, милая… но я не Ичиго. Однако позволь мне заменить его сегодня, - холодные губы коснулись ее шеи, заставив девушку вздрогнуть. Она ощущала себя игрушкой в его руках, рабыней, собственностью, но никак не любимой девушкой. Рукия попыталась закричать, но не могла, словно что-то сковывало ее. Можно было лишь шептать.
- Зачем тебе это? – процедила Кучики, тщетно пытаясь вырваться из властных рук. – Какой смысл тебе похищать меня?
Баико оскалился и коснулся пальцем ее шеи. Вроде бы невинное, но такое пугающее прикосновение. Хига наклонился так, чтобы их глаза были на одном уровне, и прошептал:
- Видишь ли… - рука спускается все ниже по животу. – Мне очень хотелось бы попасть в клан Кучики. И не просто попасть… - улыбка стала еще шире. – А стать его главой.
- Идиот, - прошипела шинигами. – Думаешь, ты станешь главой клана таким образом?
- Конечно, нет, дорогая моя, - темные пряди скользнули по плечу девушки. – Но вот… - шепот стал зловещим. – Кто возьмет в жены девушку, которая уже… не девушка?

Он бежал в полной темноте, не зная, куда, не зная, что его ждет и с чем он может столкнуться. Он просто бежал, надеясь найти ее. Надеясь вновь увидеть эту теплую улыбку, вновь услышать ее голос, быть с ней. Ичиго уже который раз пытался покинуть свое тело, но все попытки кончались провалом, без оружия, не имея возможности использовать даже шумпо.
Куросаки то и дело спотыкался о корни деревьев, которые в темноте стали злейшими врагами, но тут же поднимался и бежал дальше, проклиная все на свете: Иноуэ, которая просто наблюдала, себя и Ренджи, потому что идея принадлежала им; Баико, который украл ее.
Вновь он споткнулся, поднялся и побежал, ведомый лишь интуицией. Временный шинигами тяжело дышал, ноги были сколоты, губы шептали ее имя:
- Рукия… - почти без сил произнес он. – Рукия…

Лейтенант шестого сидел на траве, массируя пальцами виски. Рядом стояла Иноуэ, вид которой не располагал к позитивным мыслям. Глаза заплаканные, щеки красные, одежда мятая. Что ж тут произошло? Ренджи пришел в себя несколько минут назад и эти несколько минут искал ответ на этот вопрос, глядя в пламя костра.
Девушка только-только успокоилась, может, сейчас она сможет ответить? Шинигами подкинул в костер полено. Пламя тут же принялось жадно облизывать его.
- Так что там случилось? – поинтересовался Абарай, не глядя на рыжую. – Ичиго ушел вместе с Рукией? Так это ж очевидно…
Орихиме лишь покачала головой.
- Тогда что? Чем быстрее ты мне расскажешь… - протянул Ренджи. – Тем лучше будет для всех. Особенно, если это что-то серьезное.
- Я… люблю… Куросаки-куна! – проскулила Иноуэ.
- Я знаю, - Абарай так же смотрел в огонь. – Повезло этому рыжему ублюдку, - легкая улыбка, - все самые красивые девчонки ему достаются. Правда, несправедливо? – шинигами наконец-то посмотрел на собеседницу. Та покраснела.
- Абарай-сан…
- Угу, именно это я и хотел сказать. И вообще, не переживай так. Ичиго и Рукия любят друг друга, нам с тобой остается лишь порадоваться за них. Не на них же свет клином сошелся.
- Абарай-сан…
- Да что ты заладила! – Ренджи начало это надоедать. – Абарай-сан, да Абарай-сан. Что с твоим словарным запасом?
Иноуэ явно смутилась. Чего-чего, а такого поворота событий она не ожидала. В последнее время она и лейтенант шестого отряда очень сильно сблизились, девушка даже открыла ему свои чувства, хотя, похоже, тому это было не ново.

Глаза девушки расширились, по телу пробежала дрожь. Шинигами, сглотнув, посмотрела на своего мучителя. Тот лишь коварно улыбался. В глазах ни намека на жалость. Хига коснулся губа лба девушки и проговорил:
- Ну-ну, дорогая… Что ж ты так с мужем своим будущим, - протянул Баико, продолжая грубо ласкать хрупкое тело. – Ичиго тебе не поможет… ведь твой брат будет думать, что это все его рук дело, поэтому велит казнить, а я из жалости, как твой спаситель возьму тебя замуж.
- Что ты там бормочешь? – послышался за спиной мрачный голос временного шинигами, которого совсем не обрадовало то, что он увидел. А увидел он следующее: Хига сидит на земле и самым бессовестным образом лапает Рукию, которая, судя по всему, явно не радовалась происходящему. Более того, майки на ней не было, что тем более не радовало рыжего. – А теперь аккуратно положи Рукию на землю, а не то…
- А не то что? – Баико прижал к себе девушку еще крепче, что взбесило Куросаки.
- Ублюдок! – завопил тот, ощущая, что теряет контроль над собой. – СЕЙЧАС ЖЕ ОТПУСТИ ЕЕ!!!
- Ичиго, дурак, беги!!! – закричала Кучики. – Со мной все будет хорошо!
- Рукия, молчи!!! – крикнул Куросаки. – Он ответит за то, что посмел прикоснуться к тебе.
Злость раскаленной лавой заполняла само естество рыжего шинигами, стирала сознание, сжигала все чувства, оставив лишь гнев. Было видно, как в глазах танцевало желтое пламя, напряглось все его тело. Ичиго издал нечто вроде совсем не человеческого рыка.
- Я повторяю… - рычал Куросаки (а был ли это Куросаки?) – Отпусти ее, ублюдок…
- Хорошо, - оскалился Хига, отбрасывая шинигами в сторону. Та пролетела несколько метров и, негромко вскрикнув, ударилась головой о камень.
Время остановилось, окружающий мир растворился в той боли, которую сейчас испытывал шинигами. Сердце бешено колотилось, из глаз текли слезы. Ярость ослепила парня, теперь он уже не принадлежал себе.
- Нееееееееееееееееееееееет!!! – кричал парень, ощущая, как сознание покидает его.


Да ну нах эти онгоинги!!!

@музыка: the Dartz - ¨Холодные камни

@темы: агнст, в поход, ичируки, романс, фанфики, фанфики Блич, фанфики ИчиРуки, флафф